Уничтожение деревьев в Москве
  

   Добрый день, уважаемые жители Москвы.

Ярко светит солнышко над столицей нашей Родины.

Июнь месяц. Прекрасная погода.

Казалось бы, живи и радуйся этому счастью на земле!

Но не тут-то было!

Каждый светлый, солнечный день буквально украден из нашей счастливой жизни. С самого утра, часов так с 9-ти и до вечера в каждом московском дворе раздаётся непрерывное жужжание бензокосилок – служащие ЖКХ, приехавшие в Москву гастарбайтеры, отрабатывают свои зарплаты, – косят траву. Отдохнуть от этого жужжания удаётся только в дождливую погоду.

Естественно, возникает вопрос, – а как мы раньше-то без этого обходились? Почему раньше, прошлые года, жителей Москвы не мучили жужжанием бензокос? Что изменилось? Что заставляет служащих ДЭЗ регулярно и настойчиво нарушать покой граждан?

Вероятно, кто-то из высоко стоящих московских чиновников захотел увидеть в Москве «Европу» - чтобы все газоны были аккуратно и красиво пострижены «аля Лондон», и выделил на стрижку травы значительные средства. ДЭЗы, чтобы освоить эти финансы, одни и те же площадки стригут неоднократно с небольшими по времени перерывами, а то и вовсе без перерывов. Причём стригут буквально всё, и то, что является газонами, и то, что газонами не является.

Давайте посмотрим фото.



На этих фото газон на одной из московских улиц. Казалось бы, как красиво! Почти Лондон!

Казалось бы, цель, - красота московских улиц, - достигнута! Не стыдно и начальству показать. И если высокий чиновник едет вдоль такой улицы и видит из окна своего автомобиля такие вот картинки, конечно, он будет доволен результатом.

А теперь ещё подробнее посмотрим на этот газон. На следующем фото тот же газон на той же улице, как он выглядит, если выйти из дорогого чиновничьего авто, наклониться и посмотреть внимательно на землю:



Что это такое между скошенными травинками? А это молоденькие клёны. Высокому чиновнику невдомёк, что клёны РАСТУТ, что они не сразу становятся большими деревьями, а сначала они маленькие, что им надо время, чтобы вырасти, что клёну надо хотя бы 5 – 10 лет, чтобы стать заметным молоденьким деревцем. А вот этим клёнам, что на фото, такой возможности не дадут.

Как только они хотя бы немного подрастут, они будут скошены газонокосилками. И очередная косьба ПОГУБИТ данные клёны. При очередной косьбе будет погублено, только на одном этом газоне, СОТНИ клёнов. Старые деревья регулярно падают, а новые, на замену им, НЕ ВЫРАСТУТ. Идёт планомерное уничтожение деревьев в городе Москве.

На следующих фото молоденькие ива и липа. Они живы только потому, что их рост не превышает пары сантиметров. Как только станут выше, будут скошены бензокосой.



Давайте рассмотрим, как происходит эта, уже всем надоевшая, косьба, которая буквально крадёт у нас дни нашей счастливой жизни.

На следующем фото клевер, растущий на детской площадке, расположенной на той же улице. Надо сказать, что клевер в принципе не растёт выше 20 сантиметров. Если какая-то площадь занята клевером, можно было бы вообще обойтись без косьбы. Но вот этому клеверу на данном фото, не дают даже процвести. Его в июне косили неоднократно. И только дождь остановил очередную «акцию» косильщиков. В левой части фото клевер скошен до земли. В правой части фото клевер пытается зацвести и дать семена.



Какой смысл выстригать траву под корень, если она в принципе не растёт высокой? Чтобы она не дала семена? Чтобы Москва из зелёного города превратилась в пустыню? Вот этот клевер на детской площадке косится непрерывно. Как только он докашивается до конца, косьба начинается снова с другой стороны площадки.

И жужжание косилки во дворе – серьёзный раздражающий фактор для коренных москвичей. Представьте, всю жизнь жили тихо и спокойно, а теперь мигранты в оранжевых куртках непрерывно гудят бензокосилками во дворе. И так каждый день. И остановить это невозможно, хотя всем уже «осточертело», так как формально мигранты с бензокосилками законодательства Москвы не нарушают, они отрабатывают заключённые ДЭЗами с ними договора исключительно в дневное время суток.

Посмотрите ещё одно фото. Видно, что обкошены даже те площадки, которые ранее никогда не обкашивались – придомовые территории. Пара метров земли возле каждого дома всегда «обсаживались» жителями первого этажа. Кто-то сажает тюльпаны, кто-то ирисы, кто-то лилии.

Вот в этом месте всё на той же улице выращивалась коллекция декоративных папоротников. Она выращивалась ещё со времён Хрущёва Никиты Сергеевича. Когда были построены эти пятиэтажки и в новостройки заселились новосёлы, так и были посажены папоротники. Кем посажены? Да местными жителями. Они жили в деревне, которая раньше была на месте этих пятиэтажек, они же и въехали в них новосёлами.

Эти папоротники здесь 50 лет росли. А приехали мигранты, не отличающие папоротники от простой травы, и всё скосили. В их родном жарком и сухом климате папоротники не растут.



Вот здесь, на другом конце всё той же улицы, жители первого этажа успели спасти от скашивания придомовые посадки, в том числе, один из папоротников.



Это, конечно, удивительно, когда посадки местной растительности доверяются не коренным жителям, а мигрантам. Они ведь приехали из другого климата, они не ориентируются в том, что должно расти в Москве. Они не различают декоративные травы от обычной газонной травы, они вообще в местных травах не разбираются.

Если родина приезжего работника – пустыня, как он может быть специалистом по растительности средней полосы России? И если родина работника – пустыня, то во что он превратит нашу Москву при таком высоком напоре в освоении выделенных на её озеленение финансов?

Стал ли наш город лучше при такой пострижке? Посмотрите ещё на одно фото. Это мусор, который лежит на этих самых постриженных газонах. И его никто не убирает. Вероятно, сбор мусора не оплачивается в отличие от стрижки газонов. Этот мусор лежит на газоне у дорожки от домов до автобусной остановки.

Вот так – косят, видят этот мусор, но его не убирают. То, что мусор становится привычным явлением на наших улицах, это все видят, но с этим почему-то не борются.



Что видят коренные москвичи, когда утром идут от дома до автобусной остановки? «Под корень» постриженные газоны, наполненные мусором.

Может быть вернуться к старой, проверенной временем, системе, которая использовалась ещё с советских времён? В то время обкашивали площадки, но не все площади, а только часть из них. Были клумбы с цветами, были газоны, но также были территории, которые не обкашивались. Не было такого, что выстрижено буквально всё и под корень. Территории, которым была отведена роль газонов, обкашивались всего пару раз за лето. Непрерывного жужжания, беспокоящего граждан, не было.

Если сейчас вся московская земля объявлена газоном, так ведь не выживет при такой стрижке ничего, кроме подорожника. Газонокосилки настроены так, что скашивают на высоте 3 – 5 сантиметров, не выше. Режут почти по земле. «В живых» остаётся только специально посеянная газонная трава и подорожник. Остальные травы уничтожаются.

И, конечно, более всего «душа болит» за молодые деревья.

Вот на этом фото молодой вяз. Он растёт медленно. Возможно, что ему даже не месяцы, а год или два. Но если он ещё чуть подрастёт, он будет уничтожен газонокосилкой. А на соседнем фото – старый сгнивший вяз на той же улице. И никто его не спиливает, и не похоже на то, чтобы такими деревьями занимались. На кого он упадёт? Что он раздавит? И главное – нового-то вяза ему на смену не будет.



Вот такое бревно рухнет – мало не покажется. Старые деревья падают. Новые уничтожаются принудительно. Почему-то уничтожается даже прикорневая поросль деревьев. Посмотрите на следующее фото. Зачем-то вырезана вся прикорневая поросль у всех деревьев. Идущие от корня ветки срезаны и тут же брошены.



То есть, если какое-то из этих старых деревьев погибнет, ему на смену даже от корня никакой веточки не вырастет. Может быть это спланированное превращение Москвы в пустыню? Спланированное, да ещё и профинансированное? Кому понадобился город-пустыня?

Как это явление касается нас, защитников животных? Очень просто. Эти «затейники» от ЖКХ стали делать то, что никогда не делали и что делать не следует. Они под корень срезали всю растительность на площадке для выгула собак.

Теперь это голая, пыльная, высохшая поляна, похожая на футбольное поле, с расположенными на ней «продуктами жизнедеятельности» собак. Если в прошлые года это всё бесследно перерабатывалось травой и природой, то теперь это как на выставке лежит. Как они при этом стригут непрерывно эту территорию? Иногда стремление чиновников к установлению правил на местном, придомовом уровне, их стремление проявить себя, доходит до маразма. Иначе это не назовёшь.

Собачья площадка никогда раньше не была газоном. И не была газоном по одной простой причине. На ней гуляли и гуляют только владельцы собак со своими питомцами. На ней никогда не гуляли простые граждане. Простому москвичу и в голову не придёт гулять там, где выгуливают собак.

Собачья площадка никогда не использовалась для отдыха москвичей. Всегда использовалась по прямому назначению – для выгула собак. Для чего теперь её можно использовать, такую лысую, без травы, не понятно.

Новые сотрудники ДЭЗ, а также руководство ДЭЗ, похоже на то, не различают московские площадки между собой. Им безразлично, кто гуляет или выгуливается на той или иной площадке, - люди или собаки. Это странно, так как собачья площадка отмечена специальной табличкой. Могли бы догадаться, по какой причине люди с собаками «кучкуются» именно здесь. Собачья площадка обслуживала целый микрорайон из нескольких улиц. Но с этим полномасштабным постригом всего и вся она превращена в голую вытоптанную поляну и не пригодна для использования по назначению.

Сотрудников ДЭЗ, похоже, не волнуют проблемы «собачников». Они осваивают финансы, выделенные им на стрижку травы. Стригут, стригут, стригут, всё лето непрерывно жужжат косилками, ищут, что бы ещё постричь, и жители уже устали от такой их бурной деятельности.

С самой весны, март, апрель, май, мигранты занимались тем, что собирали в чёрные пластиковые мешки прошлогоднюю опавшую листву. Скребли почву граблями, собирая из опавшей листвы кучи, выскребали тщательно, до самой земли, затем эти кучи перекладывали в пластиковые мешки. Какое-то время вся земля была уставлена этими мешками. Затем все эти мешки куда-то увезли.

Спрашивается, зачем всё это делается? Сотни лет из года в год деревья осенью теряли листву, листва перегнивала, образуя гумус и удобрение для тех же деревьев. Теперь его решили соскребать начисто? Зачем? Ведь в таком случае земля обедняется. Кроме того, в этом гумусе свой собственный мир, жучки, паучки, червячки. И их тоже вместе с опавшей листвой собрали и куда-то увезли.

По этому поводу возникают самые чёрные мысли. Может быть таким образом хотят скрыть следы какого-либо радиационного или химического преступления? Может быть выпали с каким-либо дождём опасные радиационные или химические осадки? И теперь всё соскребают начисто вплоть до голого основания весь гумус, весь перегной, всю опавшую листву вместе с жучками и червячками и куда-то это увозят.

В любом ином случае эта операция по очищению Москвы от листвы и перегноя выглядит бессмысленной.

Службы ДЭЗ компенсируют это уничтожение московского гумуса – завозят на газоны чёрный торфяной перегной из теплиц. И вот после очередного дождичка на этом перегное на наших газонах дружно всходят шампиньоны. Мы можем догадаться, что этот перегной – переработанный торф из теплиц с шампиньонами. Интересно, какой химический состав у этого торфа по внесённым в него удобрениям-химикатам? Ведь грунт в теплицах для шампиньонов чем-то удобряют для повышения урожайности?

А что происходит дальше? А дальше идёт уничтожение дождевых червей и всех иных тварей, живущих в самой земле.

Несколько лет тому назад, когда ещё не было этого странного сбора перегноя и замены его тепличным торфом, после каждого дождя можно было наблюдать массовое выползание дождевых червей из грунта. Глядя на него, можно было порадоваться за московскую землю. Ориентировочно в каждом кубическом метре московской земли обитало не меньше кило дождевого червя. А что теперь? Теперь после дождя из грунта никто не выползает, некому выползать. Какой червь выживет в земле, покрытой тепличным торфом? Там где фосфаты, суперфосфаты, прочие нитраты – это отрава для дождевого червя.

Наличие дождевых червей в земле – очень чувствительный показатель. Если дождевые черви живут в земле, значит она чистая, не отравленная. Если дождевых червей в земле нет, значит земля отравлена. Червь ушёл с отравленной земли, а который не ушёл, тот помер.

А теперь представьте себе, что по этим шампиньоновым газонам мы выгуливаем наших собак. И собаки вынуждены дышать всеми этими испарениями искусственной химической почвы из теплиц. И в результате наши собаки «чудесным» образом подхватили «эпидемию» онкологических заболеваний.

Вы вдумайтесь в это! Когда это было в советское время, чтобы кто-то из наших питомцев подхватил какую-то онкологию? Этого не было. Никогда наши собаки никакой онкологией не страдали. Теперь же, если собачка у кого-то заболела, спрашиваешь, – что случилось, – и получаешь в ответ, – онкология. Вот так. Вы не знали от чего? Да от того, что собака вынуждена ежедневно вдыхать химикаты, эту отраву.

Если в Москве регулярно совершаются какие-либо действия ЖКХ, значит это кому-нибудь нужно, значит это кто-то профинансировал. Операция по «сдиранию» и уничтожению родного гумуса, перегноя из опавших листьев, и замена его на искусственный тепличный перегной, кажется бессмысленной тратой денег. Но ведь это кто-то всё выполняет, и кто-то за это получает зарплаты.

Давайте посчитаем размер этих бессмысленных московских трат.

Миллион мигрантов зачем-то весной собирают в Москве опавшую листву, а затем летом зачем-то стригут траву. Зарплата мигранта, сотрудника ДЭЗ, 30 000 рублей в месяц, это как указывают сами ДЭЗ, сколько из этого реально получают мигранты, другой вопрос, но официально она 30 тысяч, это даже на 6 тысяч больше, чем зарплата продавщицы в «Пятёрочке», которая с утра до вечера свою зарплату отрабатывает. Мигрант и сотрудник ДЭЗ получает 30 тысяч, а местная продавщица из «Пятёрочки» получает 24 тысячи в месяц. Умножим миллион мигрантов на 30 тысяч, получаем 30 миллиардов рублей в месяц – столько Москва тратит в месяц на сбор листвы и скашивание травы.

Теперь учтём затраты на бензин для бензокосилок. Учтём затраты на сами эти бензокосилки. Учтём затраты на оплату помещений для этих бензокосилок, где они хранятся. Учтём затраты на пластиковые пакеты. Учтём затраты на оплату увоза всех этих пакетов с листьями. Учтём затраты на закупку нового грунта из теплиц. Учтём затраты на доставку этого нового грунта на наши газоны. Учтём затраты на помещения для самих мигрантов и затраты на служебную форму для них. И получим, что там, где 30 миллиардов, там уже будет 100 миллиардов в месяц.

Наша предположительная оценка – Москва тратит 100 миллиардов рублей в месяц на то, чтобы миллион мигрантов собирали опавшую листву и косили траву.

За эти деньги дырявый асфальт на наших улицах можно заменить на каменную вечную брусчатку.

Спрашивается, для чего и кому это нужно? Кому нужен этот миллион мигрантов в Москве, которые официально имеют заработок выше местных жителей?

Эта ситуация, - с бессмысленным и бесполезным сбором листвы и стрижкой травы, - чревата возбуждением межнациональной розни и возбуждением социальной розни. Когда местная девушка с утра до вечера спину гнёт за 24 тысячи, а мигрант за 30 тысяч имеет не сложную, не тяжёлую работу – жужжащей палкой под названием бензокоса помахать. Кому и зачем нужна эта ситуация?

Кого ни спроси из местного населения – никто не понимает смысла и необходимости в этой работе, - сбор листьев и косьба травы. Все осознают бессмысленность этой работы мигрантов в Москве. Но ведь кто-то их сюда привёз и кто-то их действия оплачивает, кому-то они тут нужны с такой их бессмысленной работой.

Мы подошли к группе косильщиков травы и задали вопрос, - зачем вы косите клевер на детской площадке, ведь он не растёт высоким. И старший в группе, одетый в свой национальный головной убор, ответил просто, - мы солдаты, нам что приказали, то мы и делаем. Вот такой интересный ответ сотрудника ДЭЗ. Судя по головному убору, мы общались с мигрантом из Узбекистана. Спрашивается, кому и зачем понадобился в Москве миллион СОЛДАТ из Узбекистана и других соседних с Россией стран? Может быть, какие-либо военные действия намечаются, и нам, местным, пора начинать мигрировать в Белоруссию? Если сотрудники ДЭЗ ощущают себя солдатами, сегодня им траву стричь приказали, а завтра что-то другое прикажут и они тоже выполнят?

На этот наш разговор с косильщиками очень интересно отреагировали местные старушки у подъезда. Сказали следующее, - да разве вы не знаете, их завезли сюда как рабов и платят им половину зарплаты, а половину отбирают за возможность здесь работать, местные на такую работу не согласятся, а мигранты на всё согласны.

Но тогда получаем другую версию необходимости содержания миллиона мигрантов в Москве и затраты на них 100 миллиардов ЕЖЕМЕСЯЧНО. Может быть, верна не военная версия их местонахождения здесь, а рабовладельческая? Кто-то завёз в Москву миллион мигрантов, выделил миллиарды и миллиарды на их бессмысленную работу, придумать более полезную работу таланта и фантазии не хватило, а при этом половину этой суммы получает себе в карман как «откат» от рабов. Мы удивляемся бессмысленности их работы и самого их нахождения здесь, а просто кто-то путём рабовладения получает примерно 50 миллиардов рублей ежемесячно?

Может быть пора прекратить эту практику рабовладения? Зачем нам здесь в Москве чьё-то средневековое миллионное рабовладение? Это кто наш город так «опускает»? Нам-то, москвичам, это для чего нужно?

Почему местные жители должны со всеми этими явлениями мириться?

Кто-то ежемесячно "доит" Московское ЖКХ на 50 миллиардов ежемесячно, а из-за этого создаётся напряжённая ситуация. И напряжённая как в национальном, так и социальном плане. Кроме того, ухудшается московская почва, земля Москвы, - и перспективы этого чреваты потерей здоровья и для наших любимых питомцев, собак, кошек, да и для нас самих. Это вредно даже для воробьёв, чирикающих на ветке дерева. Сегодня ещё чирикают, а завтра? И мы это терпим для того, чтобы кто-то отжал деньги ЖКХ и себе в карман положил? Народ, одумайтесь!

Есть ещё одна, экзотическая, но от этого не менее вероятная версия, объясняющая происходящее с газонами в Москве. Давайте припомним Великую Отечественную Войну 1941-1945 годов. Фашисты во главе с Адольфом Гитлером напали на Россию, на Советский Союз. Началось масштабное ограбление нашей Родины. На фронта Германии из Европы поступала техника, танки, оружие, солдаты, их снабжение. А что вывозилось в обратном направлении? Ну понятно, что раненые, а что ещё? Припомните, в обратном направлении шли составы с нашим чернозёмом. Из России вывозили ЗЕМЛЮ! Так-то вот, кто разбирается в этом вопросе, тот понимает, что главное достояние той или иной страны, - это её земля.

Сейчас вроде бы нет никакой войны, но кто-то кому-то оплатил какие-то деньги, и, судя по всему, не малые, сотни миллиардов в месяц, и миллион мигрантов всю нашу московскую землю собрали, упаковали в чёрные пакеты и куда-то увезли. Вот так. Войны нет. Но заплачены деньги и буквально за пару лет сделано то, что Гитлер не смог сделать за 5 лет. Наша земля вывезена в неизвестном направлении. И заменена неизвестно на какую отраву. А то, что это отрава, сомнений нет. Если после прогулки по газону не помыть своей собачке лапы, то подушечки лап воспаляются, и питомец не может ходить. Проблема с лапами питомца сейчас настолько актуальна среди владельцев собак, что многие выводят своих любимцев на прогулку, надев специальные «собачьи» ботинки. Но раньше проблем с лапами у собак не возникало. Теперь это обычная проблема.

Спрашивается, а зачем мы всё это терпим, - онкологию у наших питомцев, воспаления лап, аллергии у собак и кошек буквально на всё, - чтобы кто-то обезумел от безграничной жадности, набивая свои карманы через ЖКХ, - хапая, хапая, хапая… Так они не остановятся, те, кто имеют деньги с ЖКХ, - эта безумная жадность, - это такая болезнь и она не лечится.

   
 


Наши группы:

в Контакте

в Одноклассниках